Форма входа

Календарь

«  Май 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Мои проекты

Поэзия серебряного слова.
Борис Пастернак. Стихи и жизнь.
НИЧЕВОКИ
Алексей Крученых. ДЫР БУЛ ЩЫЛ.
Игорь-Северянин. Король поэтов.
Мирра Лохвицкая
Олег Тихомиров. В моем мире.

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика

Поиск

Серебряный Век. Символизм. Футуризм. Акмеизм. Имаженизм.
Воскресенье, 20.05.2018, 18:34
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Поэзия серебряного слова

Шагинян Мариэтта



Путем зерна



Мой дом был построен в ущелье лесном, -
И людям с улыбкой я отдал свой дом.

Как вихрь, быстроногий был конь у меня,
Но, встретив больного, я отдал коня.

И той же дорогой, в предутренний час,
Пошел я, одетый в парчу и в атлас.

Но вот, по пути повстречавшись с другим,
Я отдал парчу и остался нагим.

Глубоко в душе я хранил огонек,
Но день не рождался и путь был далек, -

И песнь об огне, убивающем ночь,
Я спел, чтоб усталым в дороге помочь.

Настала заря долгожданного дня.
Стою - без коня, без плаща, без огня.

На солнце, на лес оглянулся, любя, -
И, все потеряв, - приобрел я себя.

1906

Галка



Дождь. Туман. Кого-то жалко;
Песня в сердце оборвалась.
Вся взъерошенная, галка
Под окном моим прижалась.

Грудью к дереву припала,
Шелестят седые крылья:
«Я пропала, я пропала», -
Злобно каркает в бессилье.

В это мертвое мгновенье
Эта пасмурная нота
Жутко будит в нас смятенье
И предчувствие чего-то.

1906

Грибы



В воздухе бодрящем
Холодно и звонко.
Детка, посмотри-ка,
Вон глядит опенка,

А под этой веткой,
Словно именинник,
Радостно смеется
Стройный подосинник.

Батюшки, сам белый
Прячется в овраге!..
Тихо дышат сосны,
Воздух полон влаги,

Словно меж стволами
Леший-невидимка
Бродит и вздыхает...
Сядем, посидим-ка.

Дай сюда корзину,
И сочтем грибы мы,
Этим ясным утром
От него хранимы.

Леший нас не тронет
Он не тронет мухи.
Бедный, в эту пору
Сильно он не в духе!

1906



Полнолуние



Кто б ты ни был - заходи, прохожий.
Смутен вечер, сладок запах нарда...
Для тебя давно покрыто ложе
Золотистой шкурой леопарда,

Для тебя давно таят кувшины
Драгоценный сок, желтей топаза,
Что добыт из солнечной долины,
Из садов горячего Шираза.

Розовеют тусклые гранаты,
Ломти дыни ароматно вялы;
Нежный персик, смуглый и усатый,
Притаился в вазе, запоздалый.

Я ремни спустила у сандалий,
Я лениво расстегнула пояс...
Ах, давно глаза читать устали,
Лжет Коран, лукавит Аверроэс!
Поспеши... круглится лик Селены;

Кто б ты ни был - будешь господином.
Жарок рот мой, грудь белее пены,
Пахнут руки чебрецом и тмином.
Днем чебрец на солнце я сушила,
Тмин сбирала, в час поднявшись ранний.
В эту ночь - от Каспия до Нила -
Девы нет меня благоуханней!

1911



Жены султана

Лиде Лепинь



Душен вечер. Вздох мистраля
Слаб, и слабы вздохи моря.
В благовонный сад сераля
Сам султан прибудет вскоре.
Словно птичьих крыльев трепет,
Шевелится тень платанов;
Робок ропот, странен лепет
Разговорчивых фонтанов.
И под ропоты фонтана
В сад, луной обвороженный,
Тихо сходят ждать султана
Со ступеней белых жены.
Томный шелк шуршит и прячет
Затаенные желанья.
Ах, кого пророк назначит
Для блаженного закланья?
И, безревностных, безгневных,
Сладко-нежных друг ко другу,
Провожает желтый евнух
Их к державному супругу.

1911



Лодочник
Песня



Вкруг весла волна расплескивает
Ровные воронки.
В тучках золотом поблескивает
Полумесяц тонкий...

У меня фелюга видывала
Все морские тропы,
Верный якорь свой закидывала
В Смирне, у Синода...

У меня фелюга дареная,
Дарена не даром:
Повозил на ней татарина я
С краденым товаром!

А уж как к нам в лодку хаживала
Смуглая татарка, -
Все глядела, да уваживала,
Да вздыхала жарко.

А уж как, чадрою шалевою
Повязав голубку,
Во весь дух я гнал, отчаливая,
Парусную шлюпку...

Над бортом канат натягивая,
Чуя силу вражью,
Белый парус вздулся, вздрагивая,
Словно грудь лебяжья.

Я гребу, весло вытаскиваю
Да кричу татарам:
«Ой, не дам, не дам вам ласковую.
Ей не жить со старым!»

А за мной, волну растрескивая,
Свищет ветер звонкий,
Да висит вверху, поблескивая,
Полумесяц тонкий...

1912



На подоконнике



У земли для любви не найдется
Сладких слов, возносящих любовь...
То, что к сердцу из сердца пробьется, -
Немотою любви славословь.
Верь, не тщетно над миром возносит
Нас святого безмолвия час:
Ведь сама тишина произносит
Это слово любви вместо нас.
...Ночь. Допела последняя птица.
Ходит ветер в саду, бормоча.
Ах, как сладко плечу приютиться
У навеки родного плеча!

6 июня 1912



Жалоба



Волну окликнула волна, -
И вот она уже далече...
Ах, не на радость им дана
Их кратковременная встреча!
Грустит у ног, грустит прибой
И плещет жалобнее птички...
А мы, не так ли мы с тобой
Сошлись на миг для переклички?
И, растворяясь в широте
Земных забот и недосуга,
Зовем, зовем, как волны те,
Но все отходим друг от друга...
О, эта боль! О, этих встреч
Незабываемая рана!
О, как мне сердце уберечь
От новой веры и - обмана?

1912



Флейта



По-прежнему сладостны вёсны,
А осень тиха и пуста...
И грустной сыростью росной
Душа, как цветы, налита.
Краснеет в полях кукуруза,
Давно в янтаре виноград.
От сладкого спелого груза
Погнулся желтеющий сад.
На башне старинной куранты
Зари совершают обход.
С балкона следят музыканты,
Когда подойдет пароход.
То смолкнут, то жалобой чьей-то,
Как грустная горлица, вновь
Воркует унылая флейта
Про осень, про боль, про любовь...

1912



Милому



Дитя твое устало быть любимым,
Ласкаемым, балованным зверенком,
Все нежиться среди ковров пушистых
Да бегать, как котенок, на веревке
Твоей любви!.. Ласкать устали руки,
Устали волосы от ароматов, губы -
От поцелуев, щеки - от румян, а уши -
От слов, с которыми уста не дружат.
Все «жизнь моя» да «господин мой» шепчут
Они, твоим покорные приказам.
И, слушая их вынужденный лепет,
Твердит упрямо сердце: «Милый брат мой».
О милый брат мой! Плачет сердце в теле,
Как семя, брошенное в землю. Ты же
Все топчешь эту землю, все в ней стелешь
Опять землей - и сквозь земную толщу
Ты семени расцвесть не дозволяешь.

1912



Memento mori



В юности я вожделел и вина и женщин.
К зрелым годам не пьянят ни вино, ни ласка.
Медлен мой день, и только бокал мой пенит
Вечный напиток - сладостный сон-целитель.
В сон, как в мечеть, у порога оставив туфли,
Каждую ночь, забыв про себя, вступаю.
Все, что не я, опять нахожу на месте:
«Здравствуйте, - им говорю, синий сон и дорожка!»
«Здравствуй, - и мне в ответ синий сон и дорожка, -
Мы тут стоим, а ты?» - «А я сокращаюсь.
Вот и опять я стал короче, чем прежде.
Завтра буду короче, чем был сегодня.
Вы собирайте меня, синий сон и дорожка!
Запоминайте, сколько меня тут было!
Стонет дух мой о протяженном покое:
Синим сном и дорожкой пора протянуться...»

1921